Почему шахтеры заставили себя считать людьми первого сорта

{datsopic id=726 align=left}10 апреля шахтерская столица Беларуси должна была заполыхать акциями протеста. Власти хотели сэкономить на пенсионерах, работающих во вредных условиях (по новому закону они, работая, смогли бы получать свою пенсию только после 60 лет, что для рано уходящих из жизни шахтеров неприемлемо в принципе). Но в последний момент одумались и пошли на попятную. Рассмотрение вопроса об этой "экономии" перенесено на летнюю сессию «парламента».

 

Итак, правительство пошло навстречу солигорским шахтерам. В то время как доходы большинства белорусов снижаются, такое "встречное движение" выглядит самой настоящей аномалией.

По данным Министерства труда и социальной защиты республики, около трети (!) всех работающих пенсионеров заняты на вредном производстве, и только солигорские шахтеры во весь голос заявили о своем несогласии с пересмотром пенсионного законодательства, и, самое главное, добились конкретного результата
 
"Походите по нашему кладбищу"

Работающая пенсионерка, потомственный шахтер, машинист подъема 3-го рудника, активист Независимого профсоюза горняков (НПГ) и просто симпатичная женщина Татьяна Дзюбак тоже удивлена, почему к ним не присоединились работники солигорских хлебозаводов, других предприятий нефтехимического производства страны в целом:

"У горняков уже давно сложилась традиция отстаивать свои права до конца. А здесь дело касается тысяч наших работающих пенсионеров. Я вот тоже сейчас работаю на пенсии, и ни за что от этого не откажусь, как и многие мои знакомые и друзья, которые по достижению пенсионного возраста буквально зубами держатся за работу. Нашим детям не на кого рассчитывать, кроме нас самих. В Солигорске очень трудно найти работу. При этом думаете, кому-то хочется гробить свое здоровье в шахте? Но дайте нам нормальную пенсию! Чем шахтеры хуже госслужащих, у которых пенсия составляет 70 процентов от их заработка в отличие от наших 20-25 процентов? Да, мы больше их получаем (средний заработок на "Беларуськалии" 1 350 000 рублей - А. К. ). Но пройдите по солигорскому кладбищу и посмотрите на надгробных памятниках, в каком возрасте уходят на тот свет горняки. В конце концов, почему закон для кого-то должен быть "равнее", а для кого-то как дышло?

Мнение эксперта

Политолог Владимир Подгол:

— Власть решила, что лучше уступить в малом, чем потерять десятки миллионов долларов в случае забастовки шахтеров (за прошлый год было продано калийных удобрений почти на 1 миллиард долларов - А. К. ). Но здесь дело не только в экономической составляющей. Солигорские шахтеры уже чувствуют себя свободными людьми, способными добиваться своих целей. Польская всем известная "Солидарность в начале 80-х прошлого века добилась не только самой высокой зарплаты в стране для своих членов - портовых рабочих, но и предопределила судьбу целой страны. Нищие, которые смирились со своей нищетой, ситуацию не изменят ни для себя, ни для других.

В беседах с шахтерами не раз вспоминался 1995 год, когда разогнали бастовавших минских метрополитеновцев, отправили восвояси с "волчьим билетом", а на их место взяли пришлых машинистов из Орши. Как мне объяснили сами шахтеры, так с ними поступить нельзя априори. Для того, чтобы стать работником забоя, нужно учиться не менее 5 лет. Но, наверное, все же дело не только и не столько в незаменимости солигорских горняков. И не в том, что некому будет работать в забое, если оттуда уйдут пенсионеры в случае лишения их льготных пенсий.

В НПГ мне рассказали, что приезжие россияне два года назад тоже сильно удивлялись завоеваниям солигорских горняков: у их шахтеров, работающих на обогащении никеля, 10 (!!!) лет не повышалась зарплата.

{datsopic id=726 align=left}10 апреля шахтерская столица Беларуси должна была заполыхать акциями протеста. Власти хотели сэкономить на пенсионерах, работающих во вредных условиях (по новому закону они, работая, смогли бы получать свою пенсию только после 60 лет, что для рано уходящих из жизни шахтеров неприемлемо в принципе). Но в последний момент одумались и пошли на попятную. Рассмотрение вопроса об этой "экономии" перенесено на летнюю сессию «парламента».

 

Итак, правительство пошло навстречу солигорским шахтерам. В то время как доходы большинства белорусов снижаются, такое "встречное движение" выглядит самой настоящей аномалией.

По данным Министерства труда и социальной защиты республики, около трети (!) всех работающих пенсионеров заняты на вредном производстве, и только солигорские шахтеры во весь голос заявили о своем несогласии с пересмотром пенсионного законодательства, и, самое главное, добились конкретного результата
 
"Походите по нашему кладбищу"

Работающая пенсионерка, потомственный шахтер, машинист подъема 3-го рудника, активист Независимого профсоюза горняков (НПГ) и просто симпатичная женщина Татьяна Дзюбак тоже удивлена, почему к ним не присоединились работники солигорских хлебозаводов, других предприятий нефтехимического производства страны в целом:

"У горняков уже давно сложилась традиция отстаивать свои права до конца. А здесь дело касается тысяч наших работающих пенсионеров. Я вот тоже сейчас работаю на пенсии, и ни за что от этого не откажусь, как и многие мои знакомые и друзья, которые по достижению пенсионного возраста буквально зубами держатся за работу. Нашим детям не на кого рассчитывать, кроме нас самих. В Солигорске очень трудно найти работу. При этом думаете, кому-то хочется гробить свое здоровье в шахте? Но дайте нам нормальную пенсию! Чем шахтеры хуже госслужащих, у которых пенсия составляет 70 процентов от их заработка в отличие от наших 20-25 процентов? Да, мы больше их получаем (средний заработок на "Беларуськалии" 1 350 000 рублей - А. К. ). Но пройдите по солигорскому кладбищу и посмотрите на надгробных памятниках, в каком возрасте уходят на тот свет горняки. В конце концов, почему закон для кого-то должен быть "равнее", а для кого-то как дышло?

Мнение эксперта

Политолог Владимир Подгол:

— Власть решила, что лучше уступить в малом, чем потерять десятки миллионов долларов в случае забастовки шахтеров (за прошлый год было продано калийных удобрений почти на 1 миллиард долларов - А. К. ). Но здесь дело не только в экономической составляющей. Солигорские шахтеры уже чувствуют себя свободными людьми, способными добиваться своих целей. Польская всем известная "Солидарность в начале 80-х прошлого века добилась не только самой высокой зарплаты в стране для своих членов - портовых рабочих, но и предопределила судьбу целой страны. Нищие, которые смирились со своей нищетой, ситуацию не изменят ни для себя, ни для других.

В беседах с шахтерами не раз вспоминался 1995 год, когда разогнали бастовавших минских метрополитеновцев, отправили восвояси с "волчьим билетом", а на их место взяли пришлых машинистов из Орши. Как мне объяснили сами шахтеры, так с ними поступить нельзя априори. Для того, чтобы стать работником забоя, нужно учиться не менее 5 лет. Но, наверное, все же дело не только и не столько в незаменимости солигорских горняков. И не в том, что некому будет работать в забое, если оттуда уйдут пенсионеры в случае лишения их льготных пенсий.

В НПГ мне рассказали, что приезжие россияне два года назад тоже сильно удивлялись завоеваниям солигорских горняков: у их шахтеров, работающих на обогащении никеля, 10 (!!!) лет не повышалась зарплата.

Страница 2


Уважение надо завоевывать

Как сказал корреспонденту "Труда" председатель НПГ Николай Новик, уважение к себе пришлось завоевывать в буквальном смысле этого слова: "В 1991 году ежемесячный доход горняка был на 6 месте среди зарплат в Солигорске… Уже в 1992 году, после 44-дневной забастовки солигорских шахтеров, а также нашего похода на Минск, зарплата на "Беларуськалии" выросла в 3,4 раза. Теперь у нас по белорусским меркам высокие зарплаты (самые высокие в стране - А. К. ). Несколько лет назад добились мы и того, что пенсию на предприятии увеличили в 2 раза. На "Беларуськалии" уже ощущается избыток рабочей силы. Люди сюда стремятся попасть, потому что они понимают свою защиту в социальном плане".

Заместитель председателя профсоюзного комитета ПО "Беларуськалий", являющегося одним из подразделений "Белхимпрофсоюза" ФПБ, Степан Ивашкевич считает, что именно его организация проделала и проделывает большую работу по защите прав работающих пенсионеров на объединении: "Нами было собрано около 9000 подписей против изменений законодательства, касающихся пенсионеров, работающих во вредных условиях. Затем решили проводить 10 апреля акцию протеста. В печатном органе ФПБ "Беларускі час” этому была посвящена вся первая полоса. После того, как получили ответ из парламента, что над изменениями в пенсионное законодательство будут дополнительно работать, решили свою акцию протеста отменить. Но мы готовы к ней вернуться, если летом этот вопрос вернется на круги своя".

Профсоюзы "Беларуськалия" плывут в разных лодках

Почему же при схожих позициях официальные и независимые профсоюзы не работают в связке? Степан Прокофьевич считает, что от сотрудничества отказывается НПГ. Но при этом не забывает напомнить о "разных весовых категориях". "У нас, — говорит Ивашкевич, — 13 400 членов, в том время как у НПГ около 4000. Мы можем напрямую выходить на госорганы управления для решения самых важных вопросов нашего объединения".

Председатель Белорусского независимого профсоюза (БНП), куда входит и НПГ, Василий Коробов убежден, что "ФПБ отстаивает интересы трудящихся ровно настолько, насколько ей позволяет это делать власть". В том номере "Беларускага часу", о котором упоминал выше Степан Ивашкевич, я прочитал замечательный лозунг, с которым ФПБ собиралась выйти 10 апреля на акцию протеста в Солигорске: "Совмин, руки прочь от льготных пенсий!" Это ж надо было шахтерам так довести проправительственную Федерацию, чтобы она решилась на такой лозунг…

Впрочем, если брать сухой результат в остатке, то справедливости ради можно и нужно сказать: на этот раз (под нажимом шахтеров или нет) ФПБ на деле отстаивала именно интересы трудящихся, а не нанимателей.

Мифы и легенды о шахтерских миллионах

56-летняя Наталья Михнюкевич, год назад вышедшая на пенсию, долгое время была в "Белхимпрофсозе", а шесть лет назад перешла в НПГ: "Здесь я чувствую защищенность и большое уважение к человеку труда. Теперь возглавляю первичку НПГ на 2-й фабрике. За два года наша первичная организация выросла с 38 членов до 319 — почти в 10 раз. Люди понимают, где о них на самом деле заботятся".

У Натальи Андреевны вся семья шахтерская. Муж работает в 1-м рудоуправлении механиком, сын - в забое 2-го рудоуправления, дочь - на обогатительной фабрике. Рассказы о бешеном богатстве шахтеров не более чем мифы. Все члены семьи Михнюкевич живут в кредит: "Да, мы все неплохо получали и получаем, но запасов никаких не имеем. Муж и сын взяли кредиты на машины, я — на маленький домик.

Нужно смотреть за своим здоровьем - и муж, и сын, и дочка работают во вредных условиях. Я была и аккумуляторщиком, и уборщицей, и водителем погрузчика. Не пила, а печень не очень здоровая.

Если честно, то на мою пенсию не очень-то разгонишься. Но если бы мы не отстаивали свои права, то и эту пенсию не имели бы".

59-летний Александр Довнар, один из создателей Независимого профсоюза горняков, получает пенсию в 600 тысяч рублей, но считает, что государство ему, как и многим шахтерам-пенсионерам, недоплачивает: "У меня пенсионный коэффициент 4,72. И по существующим нормам я должен получать пенсию где-то в миллион рублей, но… Самое странное, что у нас страна сама себя определила как социально ориентированное государство, но этому определению не соответствует. Лично мне моей пенсии хватает только на еду и на оплату коммунальных услуг".

Информация к размышлению

Выходное пособие (средний заработок за период от 2 до 9 месяцев в зависимости от трудового стажа) у горняков называют "гробовыми", потому что средняя смертность шахтеров в прошлом году составила … 46 лет (в конце прошлого века эта цифра была оптимистичнее - 49,5). Через 5-7 лет работы в забое появляются хронические заболевания, особенно легочно-дыхательной группы, на которые требуются недешевые лекарства. Как сравнительно недавно рассчитал НПГ, согласно методике профессора санкт-петербургского Института гигиены сбалансированного питания Покровского, белорусский работник забоя должен получать около 3000 долларов в месяц.

Что дальше?

Профсоюзы добились, что кроме всего прочего теперь "Беларуськалий" ежемесячно отчисляет работающим шахтерам на их персонифицированный страховой счет одну минимальную заработную плату. Но это не решение проблемы. В НПГ говорят, что уже настало время ввести на "Беларуськалии" медицинское страхование. Как и пора выплачивать шахтерам пенсию, которая составит 70 процентов от их среднего заработка, что решило бы в принципе их многие социальные проблемы.

Кому-то желания и намерения солигорских шахтеров покажутся чересчур амбициозными и нереальными. Но ведь их многие теперешние достижения еще несколько лет назад казались точно такими же.

Просто горняки, извините за банальность, отстаивают свои права по полной программе.

Александр Коктыш, "ТРУД"
http://www.charter97.org/rus/news/2007/04/19/sort
 
 
{mos_sb_discuss:2}
Сообщите нам, если вы нашли в тексте ошибку. Для этого выделите с помощью мыши слово или словосочетание, содержащее ошибку, и нажмите Ctrl+Enter.